Часть 4.2.

Как менялись

архитектура и дизаЙн

в ХХ веке

В прошлом номере мы уже поняли, что не стоит выбирать стиль

будущего интерьера: лучше разобраться в архитектурных эпохах

и научиться видеть больше, чем просто красивую мебель и обои.

Поговорив про барокко, ренессанс, ар-нуво, ар-деко, модернизм

и баухаус мы вплотную подошли к прошлому столетию. И если в

семнадцатом-восемнадцатом веках выделить направления искусства

было сравнительно легко (они появлялись последовательно, а

пересечения поддавались логике и соответствовали своему

временному отрезку), то в двадцатом веке произошел не только

мощный технологический скачок, но и культурный: крупные

школы начали развиваться независимо друг от друга, многие

и одновременно.

Текст:

Мария Сальвассер,

Денис Козюкин

Иллюстрации:

Татьяна Калошина

Чтобы структурировать информацию, мы решили отталкиваться в первую очередь не от дат, а от исторических

контекстов, повлиявших на дизайн: войны, массовое потребление, освоение космического пространства,

переосмысление быта, феминизм и другое. Дизайн, с одной стороны, больше никому и ничего не должен: не было

господствующего стиля, художников перестали сковывать желания консервативных заказчиков, появилась

свобода самовыражения. Но, с другой стороны, именно с помощью дизайна теперь можно делать громкие

заявления, в том числе и политические, чем нередко пользовались.

Послевоенное время

Война стала не только разрушающей силой, но и дала мощнейший импульс к

последующему восстановлению и быстрому развитию. Во всех странах, понесших

ущерб, были приняты реакционные восстановительные меры: это значит, что перед

архитектурой и дизайном встали серьезные задачи – реанимировать и улучшить

разрушенное. Для этого архитекторы искали самые оптимальные решения, которые

позволяли возводить функциональные здания максимально быстро. В послевоенное

время традиция украшательства, многообразия форм и деталей исчезла сама по себе –

важнее стала практичность. Появился интернациональный стиль, который был

логическим продолжением функционализма и следствием деятельности школы Баухауса.

Напомним, что функционалисты провозгласили функцию единственным несомненным

источником формообразования и отказались от декора из-за его утилитарной

нецелесообразности. Эту идею подхватили интернационалисты по всему миру во время

восстановительных работ. Прямолинейные формы, чистые поверхности, лишенные

декора, свободное внутреннее пространство, навесные фасады: базовые принципы стиля

дали возможность для крупномасштабной городской застройки.

 

Но не только острая потребность все восстановить сыграла роль в преображении мира.

Война оставила после себя не одну лишь разруху: в подарок с тех времен человечеству

достались высокие технологии и самые передовые научные исследования, созданные за

годы гонки вооружений. Металлургическая промышленность, авиация, создание

реактивных двигателей и скоростных поездов, развитие связи: в эти и многие другие

направления вкладывалось запредельное количество ресурсов. В мирное время

гигантские заводы и научные открытия были переосмыслены и нашли себе иное

применение. Так, например, на химических заводах теперь производили лаки и краски.

 

Также именно военный и послевоенный периоды отличились грандиозными

общественными сооружениями (или, как минимум, их проектами). Помпезный декор,

пропитанный идеологией, и, конечно же, масштаб постройки, должны были подавлять

пространство и личность человека. И в СССР, и в Германии была распространена

тоталитарная архитектура. Гитлер, например, никогда не был равнодушен к архитектуре

и считал ее мощным оружием пропаганды: сооружения того времени должны были

подавлять мощью врагов, а у своего народа вызывать чувство непреодолимой гордости.

Фюрер постоянно участвовал в создании безумных проектов, таких как план глобальной

реконструкции Берлина под названием «Столица мира Германия» – снос старого

Берлина и строительство нового города в едином стиле монументального

неоклассицизма. Или, например, в 1937 году началось строительство грандиозного

Немецкого стадиона, который, по задумке, должен был вмещать в себя более 400 тысяч

человек (для сравнения, в «Олимпийский» могут прийти около 70 тысяч). Проект так

и не был завершен. Архитектурные амбиции СССР времен Сталина ничем не уступают

германским: чего стоила одна лишь мечта о строительстве «Дворца Советов».

 

Социальная функция – восстановить не только города, но и население, при этом

переориентировав производства с военных на мирные цели. Для этого нужен был спрос.

Началось активное строительство хрущевок – ячеек с уже готовым ремонтом для

отдельной семьи. Это способствовало росту производительности и увеличению рабочих

мест. Решение помогло ответить на главный вопрос послевоенного времени – как

обеспечить нормальным жильем огромные массы людей?

Итальянцы

После Второй мировой войны Италия вырвалась на позиции лидера благодаря

построенным еще при фашистском режиме мощным заводам, богатым природным

ресурсам, удачному географическому расположению страны и многообразному

культурному наследию. Тогда Италии удалось сконцентрировать большой процент

мебельной промышленности, за счет чего произошел резкий скачок.

 

В 1947 году в Милане возрождаются международные выставки дизайна и архитектуры

Триеннале, организуемые раз в три года. А всентябре 1961 года на территории

Fiera Milano проходит первая международная выставка-ярмарка Internationale Salone

del Mobile. Основная цель, которую ставили перед собой организаторы

демонстрация достижений итальянского дизайна, которая будет стимулировать

производителей и поможет им наладить контакт с архитекторами. Именно на i Saloni

традиционно формируется мебельная и интерьерная мода, определяются тенденции

развития мебельного рынка на ближайшие годы.

 

Италия в принципе богата на выставки, влиявшие на развитие архитектурной мысли

всего мира. Так, в 1966 году появляется SUPERARCHITETTURA – совместный

проект двух архитектурных бюро: Superstudio (Адольфо Наталини и Кристиано

Торальдоди Франча) и Archizoom (Андреа Бранци, Жильберто Коретти и Массимо

Мороцци). Толчок к организации первой выставки был дан за три года до ее появления.

Тогда на факультете архитектуры университета Флоренции состоялась акция протеста,

направленная против устаревшей академической системы, больше не способной

формировать творцов будущего. Superstudio ставит под большое сомнение идеалы

функционализма и смеется над тиражируемым производством, создавая инородные для

системы предметы мебели. Позднее участники движения переключатся на концепцию

утопической архитектуры.

 

Неудивительно, что именно в Милане позднее появляется художественная группа

«Мемфис». Первая ее выставка прошла в 1981 году. Тогда журналисты, художники

и любители современного искусства получили напечатанные приглашения с

изображением открытой пасти тираннозавра, символизирующей все доисторическое,

ушедшее и более неактуальное. Сообщество архитекторов и дизайнеров, принявших

участие в организации, пропагандировало свободу творчества: нестандартные формы,

яркие цвета и никаких четких установок. Опытные дизайнеры будто играли в

«непрофессионалов», нарочно выбирая решения, граничащие с безумием, причем

весьма остроумным. Предметы, представленные на выставке, были созданы, чтобы

шокировать зрителя:столик Pluto, кресло Celeste, зеркало Gli и, пожалуй, самая

узнаваемая книжная полка-перегородка «Карлтон» не вписывались ни в какие

существующие правила.

 

Впоследствии «Мемфис» стал интернациональным движением.

Великая депрессия

Великая депрессия особенно остро ощущалась в США, Канаде, Великобритании,

Германиии и Франции. В этот период фабричные, подсобные и складские здания,

занимающие сотни гектаров земли, начали приходить в запустение. Первый опыт

переосмысления цехового помещения в жилье случился в конце 1920-х годов на

Манхэттене и в восточном Квинсе.

 

А после депрессии в Америке вернулись к этой идее: арендная ставка в таких зданиях

была очень низкой, деятели искусства быстро облюбовали пространства. Зародился

стиль, который сегодня мы называем «лофтом». Типичными для него являются

открытые пространства от нескольких сотен до нескольких тысяч квадратных метров,

высокие потолки, широкие окна. К этому нужно добавить обязательные отсылки к

первоначальному предназначению помещения: трубы, кирпичные стены,

необработанный деревянный или потрескавшийся бетонный пол. Зачастую такое

помещение полностью просматривается, поскольку обычно изолируются только спальня,

санузлы и подсобные зоны.

Массовое потребление

Эстетика быстрого потребления появилась в Америке, так как экономика именно этой

страны меньше остальных попала «под удар» послевоенного кризиса. Появившееся

изобилие товаров, их тиражируемость и заменяемость поражали людей. В этот период

открывается рекордное количество новых предприятий, а реклама в качестве

неотъемлемой части бизнеса переживает свой восход. Люди, будто опьяненные

многообразием предметов и одежды, начинают скупать все, что только способны скупить.

Сегодня мы называем этот феномен «обществом потребления».

 

Разумеется, всему предшествовал технологический прорыв. В XX веке человечество

пережило синтетическую революцию, и главное ее последствие массовое производство

пластика. Стоит сказать, что пластмасса была изобретена еще в 1862 году, но тогда

открытию Александр Паркеса не было суждено распространится по миру: вплоть до

середины следующего века материал не был универсальным и изделия из него абсолютно

не походили на то, что мы имеем сейчас. Но как только ученые добились его полной

прозрачности и крайней податливости (форму и твердость предметов можно было легко

регулировать), пластик вышел в массы.

 

Расцвет поп-арта как раз совпал с началом эпохи повышенного потребления

и повсеместным распространением телевидения, кино и глянцевых журналов.

Массовое производство из пластмассы, как нового материала, пресса, ТВ, американские

небоскребы в сочетании с неоновыми огнями реклам, противостояние мировых держав,

научная фантастика и, конечно же, покорение космоса – все это нашло отражение

в новом направлении.

 

В Европе же, например, как символ массового потребления появилась IKEA. Еще в 1943

году скромная шведская компания стала вызовом дорогой мебели. В послевоенное время

идеалы Ингвара Кампраду (быстро, много, дешево) начало разделять огромное

количество потребителей. Если верить New Yorker, в кровати IKEA был зачат каждый

десятый житель Европы.

Освоение космоса

Человечество со времен мифов Древней Греции грезило вступить с космосом в диалог.

XX век дал такую возможность: первый полет произошел в 1961 году и очень вдохновил

всех деятелей культуры. Долгое время это казалось невозможным, а когда случилось, то

означало лишь одно – победу технологий. Теперь люди стали задумываться о том, как же

будет выглядеть дом будущего?

 

В футуристических интерьерах одно из главных мест заняли новейшая техника

и электроника. Многофункциональная мебель, обтекаемые формы, «космические»

мотивы, будто списанные с фантастических фильмов, минимум декора, максимум

пространства, появление мебели-трансформера, преимущественно ненатуральные

материалы. Обои в таком интерьере не используют, признаются только все оттенки

белого, черного, серого, серебристого, стального цвета. Игра цветов происходит

за счет различных поверхностей – матовых или светоотражающих.

 

Ярким создателем футуристического дизайна был Вернер Пантон. Работая с такими

материалами, как плексиглас, фиберглас, фанера, пластик, стекло, сталь, пенорезина,

пенопропилен, он создавал доселе невиданные психоделические интерьеры. Визитной

карточкой Пантона можно по праву назвать инсталляцию «Фантастический ландшафт»

в придуманной им волнистой комнате Visiona II в 1970 году (в Кельне, Германия). Этот

сюрреалистический интерьер, где стены, пол, потолок и мебель представляют собой

единый организм, стал настоящей эмблемой 60-х.

Одноэтажная Америка

По весьма понятным причинам именно Америка в послевоенное время опережает

другие страны в технологических возможностях, причем уходит она с отрывом.

В 50-х годах американский автопром становится если не самым лучшим и желанным

в мире, то точно одним из. Даже самые родовитые и обеспеченные англичане мечтали

заполучить себе новенький Ford Mustang GT 390 Fastback, Chevrolet Bel Air Sport Coupe

или Dodge Charger.

 

В частной жизни американцев тоже случились изменения, родилась «голубая

американская мечта». Вместе с растущими вверх небоскребами популярностью стали

пользоваться и одноэтажные домики с зеленым двором, которые выбирали счастливые

супруги с тремя детьми и собакой. Появились новые потребительские смыслы.

И техника впервые заняла главенствующее место в интерьере среднего класса. Например,

с появлением телевизора, центром притяжение стала гостиная: все предметы мебели

теперь размещали в пространстве относительно экрана.

 

Кухня тоже претерпела кардинальные изменения. Идею «франкфуртской кухни» со

встраиваемой техникой впервые предложила австрийский архитектор Маргарете

Лихоцки. Проект, где кухонное пространство как бы выстраивалось вокруг техники,

быстро стал популярным не только в Европе, но и в Штатах. Благодаря такому

большому количеству «помощников» (и их грамотному расположению) время готовки

существенно сократилось. Женщине освободили не минуты, а часы для саморазвития

и работы. Это было мощное заявление в пользу эмансипации.

 

Но с момента изобретения электричества появились не только новые возможности, но

и глобальные проблемы, требующие решения. Одна из таких – колоссальная нагрузка

электростанций. Вечер, люди едут домой на трамваях, все улицы и квартиры освещаются,

дома готовится ужин, включен телевизор или радио: все это создает пик потребления

энергии именно с заходом солнца. Чтобы решить эту проблему, нужно было

распределить нагрузку в сутках поровну. Появилось такое понятие, как Electric Breakfast

– электрический завтрак. А вместе с ним и куча электроприборов, создающих нужду в

электричестве с самого начала дня: чайники, тостеры, соковыжималки, микроволновки,

блендеры и так далее. Производители стали активно продавать новинки, создавая с

помощью рекламы ажиотаж. Были найдены новые потребительские смыслы.

Феминизм

Он повлиял на дизайн больше, чем вы думаете. Появляется много громких женских

имен в профессии: Лина Бо Барди, Паола Навоне, Маргарете Лихоцки,

Лотте Стам-бейс.

 

Феминизм прошлого столетия отличается от того, что мы имеем сегодня. Многие

заявления делались «не в лоб», а имели в своей основе концепцию эгалитаризма.

Например, известный перформанс Йоко Оно Bag piece как раз про это. В 1964 году

художница предлагала двум людям раздеться и залезть в огромный темный мешок.

Участники должны были провести там некоторое время, решив самостоятельно, что

будут делать внутри. По задумке автора, в полной темноте и в ограниченном пространстве

становятся не важны пол, раса, статус и внешность человека. Йоко Оно хотела дать

людям, принимавшим участие в перформансе, ощущение полной свободы.

 

Именно в это время женщины стали полноправными строителями мира настоящего.

Причем женщина в архитектуре XX века фигурирует как в роли субъекта, так и объекта.

Гаэтано Пеше, например, создал свое знаменитое кресло UP в 1969 году, вложив

феминистский подтекст. Кресло своими формами напоминает женщину, а шарик-пуф

символизирует оковы, которые не дают ей стать свободной. Но тема до сих пор жива

и в настоящее время: гигантская инсталляция кресла UP появилась на площади рядом

с собором Дуомо в рамках выставки на Миланском мебельном салоне 2019 года.

Материалы по теме:

Как не выбирать стиль, а

разобраться в архитектурных эпохах

ОСОЗНАННЫЙ ПОДХОД 

К ИНТЕРЬЕРНОМУ ПРОЕКТУ

Выбираем профессионала

Выбираем материалы и мебель

связаться с нами:   hello@eclectic.cloud

Часть 2

Часть 1

Часть 3

Часть 4.1

Часть 4.1